Wednesday, 17 July 2019
Точное время - 18 : 07
Георгиевцы
+ 7 926 210 777 0
info@opmd.ru

Полным ходом: 15 километров в Лавру с Патриархом

16 июля верующие со всей России прошли крестным ходом из Хотьково в Сергиев Посад, отмечая таким образом 700-летие со дня рождения Сергия Радонежского. Наш корреспондент вместе с паломниками преодолела 15-километровый маршрут и рассказала о том, что происходило в пути.

По сути, крестный ход начинается уже в метро Комсомольская: на выходе к Ярославскому вокзалу с утра легко узнать паломников. Во всяком случае, тех, кто решил строго соответствовать рекомендованному Патриархией дресс-коду: женщины в длинных юбках и платках, мужчины в белых рубашках с длинными рукавами. Еще больше благочестивого народа у касс пригородных электричек. Сердобольные кассирши отговаривают пожилых паломниц покупать билеты до Хотькова:

– Зачем вам еще целых пять часов идти по жаре? Езжайте сразу в Сергиев Посад!

Некоторые малодушничают, но большинство справляются с искушением и все-таки решают ехать к началу крестного хода.

– Садись рядышком, дочка! – в вагоне электрички бабушка в белом платочке отодвигает со скамейки сумку. – Мне повеселее будет ехать!

– Вы тоже на ход? Не боитесь идти – все-таки 15 километров?

– С Божьей помощью, может, дойду! – предполагает бабуля и углубляется в чтение Псалтири. А я рассматриваю пассажиров. В вагоне пригородного поезда паломники причудливо перемешались с дачниками: одни читают акафисты Преподобному, другие обсуждают урожай огурцов.

yP2cSOy8nBo

Зато в Хотьково уже никаких дачников (а если они и есть, то совершенно теряются в общей массе религиозного населения). С электричек к Покровскому Хотькову монастырю, где в 12.00 начнется богослужение с участием Патриарха Кирилла, тянутся толпы “индивидуальных” участников хода, а от автобусной стоянки – возглавляемые батюшками организованные группы из разных епархий. Одни несут впереди таблички с названием епархии, другие – хоругви или иконы. У многих паломников в руках небольшие иконки или кресты, некоторые поступили изобретательнее, прикрепив иконы на груди.

И еще на пути к монастырю много молодежи в ярких зеленых футболках и с бейджиками – это волонтеры, которые должны помогать паломникам на маршруте. Пока что они помогают советом:

– Не волнуйтесь, по ходу хода… ну, то есть по дороге будет большой привал, и машины “скорой помощи” будут дежурить, и воду будут раздавать!

Спрашиваю у девушки-волонтера, как она сама попала на крестный ход: от какого-нибудь прихода?

– Нет, просто через сайт volonter.ru записалась, – улыбается она. – Интересно же поучаствовать!

Другие волонтеры в это время регистрируют тех, кто хочет остановиться в палаточном лагере на Благовещенском поле, рядом с Троице-Сергиевой Лаврой. В лагере во время трехдневного празднования можно будет бесплатно получить койко-место, горячее питание и доступ в душ и туалет.

– Вы откуда? Из Москвы? – девушка огорченно вздыхает. – Москвичей и жителей области не благословляли регистрировать: места в лагере предназначены для паломников из других регионов. Но вы можете свою палатку поставить на поле рядом с лагерем! Если, конечно, у вас есть палатка…

Палатки у меня нет, да и планов заночевать на Благовещенском поле – тоже. Зато мне интересно, из каких регионов приехали другие паломники.

– Вологда, Курск, Тамбов, – пролистав список, перечисляют волонтеры. – А есть люди даже из Южно-Сахалинска!

Ход тронулся

Пройти на территорию Покровского монастыря не удается: перед входом оцепление и охрана. Паломникам, которые приехали пораньше, удалось занять места в Никольском соборе и поприсутствовать на службе вместе с Патриархом, а опоздавшие коротают время под монастырскими стенами, читая акафисты и молитвы. Самые нетерпеливые, впрочем, пристают к охранникам с вопросами “Когда ж все начнется?”. Пока охранник уговаривает людей подождать, я незаметно проскальзываю за ограждение и прохожу туда, где собирается “головная колонна”: хоругвеносцы, казаки и священнослужители. Дожидаться начала хода на солнцепеке особенно тяжело: священники в черных рясах и епитрахилях, алтарникам пока разрешили снять облачения, которые носят поверх обычных брюк и рубашек. Впрочем, отдыхают они недолго: скоро по рядам проносится клич “Всем облачиться, готовность номер один!”. Видимо, служба завершается.

Красочное зрелище привлекает толпу местных жителей. Сами они в ход идти не собираются, зато уже приготовили фотоаппараты и мобильники, чтобы запечатлеть действо на память.

– Приведи, пожалуйста, Васечку! – просит какая-то женщина мужа по телефону. – Пусть он это увидит! Для него будет память на всю жизнь!

И вот, наконец, начинается движение. Медленно проплывают мимо нас хоругви, иконы Сергия Радонежского и его преподобных родителей, затем в толпе священства и журналистов проходит Патриарх Кирилл, за ним – охрана и уже потом обычные верующие.

Толпа паломников только на фотографиях, снятых издалека, кажется равномерным людским потоком. На самом деле это очень разношерстная компания, и кого в ней только нет. Большие группы, семьи и одинокие паломники. С одной стороны – казачья община “Соболь”, с другой – молодежь из движения “Георгиевцы”. Георгиевцы очень юные и шумные:

– Костя, ты же обещал мне дать понести флаг! – кричит девочка в бейсболке вместо платка. – Ну так не честно, Костя, мы же договорились сменяться каждые полчаса!

Рядом бредут паломницы из Подмосковья, и у них юношеского задора нет.

– Что-то слишком быстрый темп ходу задали! – сокрушаются женщины, обмахиваясь платками. – Нам уже тяжело… Через час пути “уставные” платки сменяются самыми причудливыми головными уборами, лучше защищающими от жары: на головах паломниц можно увидеть сомбреро, вьетнамские конические шапки, бумажные панамы и даже шляпки-зонтики.

Рядом со мной оказывается женщина средних лет с рюкзачком, спальным мешком и туристским ковриком.

– Вы, наверное, издалека приехали? – интересуюсь я.

– Нет, из Химок! – улыбается она. – Хотя на самом деле я с Центральной Украины…

Наталья перебралась к подруге в Подмосковье не из-за военных действий: просто в ее родном городе остановились все предприятия, выполнявшие заказы из России, и люди остались без работы. Впрочем, в России Наталья работу тоже пока не нашла – зато у нее есть время, чтобы пойти в крестный ход.

– Я здесь в церковь стараюсь каждое воскресенье ходить, – рассказывает она. – Там как-то забываю, что я в другой стране: все как дома! А такой крестный ход, как сейчас, – он же вообще раз в 100 лет бывает, такое нельзя пропустить.

Наталья уже зарегистрировалась и получила место в палаточном лагере. И даже успела оказать первую помощь одному из казаков.

– У него сердце прихватило, а у меня как раз таблетки нашлись! – рассказывает она. – Ведь мы, православные, должны помогать друг другу…

Паломники на привале

Примерно через два часа пути паломников ожидает привал, о чем заранее сообщают стоящие вдоль пути волонтеры с мегафонами. Территория, отведенная для привала, разделена на две зоны. Для обычных людей – поле под открытым небом, для головной колонны и Патриарха – огороженная территория с большим белым шатром.

– Мне охрана туда даже подойти не дала, – жалуется кто-то из фотографов. – Сказали “Для людей поле есть!”.

Впрочем, большинство участников хода настроены благостно и не завидуют тем, кто в “VIP-зоне”:

– Так им же тяжело, в облачениях-то! Конечно, им нужен шатер…

Холодную воду для путешественников разливают из разнокалиберных цистерн с надписями “Квас” и “Молоко”. Рядом – палатки, где можно купить минералку, кофе и пирожки. Цены, в общем, довольно гуманные: от 20 рублей за бутылку воды. На обед и отдых люди располагаются прямо в поле, вокруг таблички “По посадкам не ходить”.

– Вот хорошо, Господь небольшие тучки посылает и ветерок, – говорит православная мама, расстилая туристский коврик на земле.

– Чего-то не чувствую я ветерка, – бурчит ее скептически настроенный отпрыск, глядя в небо.

– Даня, перестань роптать! – одергивает родительница.

Рядом семья аж с четырьмя детьми: сын-подросток и трое малышей. Родители справляются с ними ловко и спокойно. Оказалось, Дмитрий и Анастасия вместе с другими активистами своего московского прихода совершают полноценное паломничество в Лавру: они вышли из Москвы заранее, еще два дня назад, и ночевали в палатках на территории подмосковных монастырей.

– Нам это не в новинку, мы в разных ходах уже участвовали, – рассказывают они. – Например, Великорецкий ход, знаете? Из Вятки до реки Великой и обратно: 150 километров, почти неделя. Но мы ходили – и ничего, справились.

– А с маленькими детьми ходить не сложно?

– Так у нас вон какой танк есть! – родители демонстрируют двухместную сидячую коляску с прицепом сзади. – А младшая дочка вообще свой первый крестный ход совершила у мамы в животе, так что уже привычная

Паломники на привале развлекают себя и окружающих духовными песнопениями. Уже отдохнувшие идут прикладываться к иконам. А тем временем из-за поворота все еще тянется лентой толпа участников хода, которым только предстоит отдых…

Вижу группу людей, пристраивающих на обочине большие деревянные кресты.

– Вы из какого-то прихода? – интересуюсь я.

– Нет, мы из разных городов, – объясняет женщина в темном платке. – Есть из Москвы, а есть даже из Сербии. Просто у нас собралась целая группа – те, кто любит ходить в крестные ходы. Женщина открывает сумку и протягивает мне краюху хлеба.

– Сами печем – бездрожжевой! – со значением говорит она (в православных кругах некоторое время назад ходила страшилка об опасных “термофильных дрожжах”, созданных врагами рода человеческого). Благодарю за хлеб, иду дальше.

– Девушка, а сфотографируйте меня пожалуйста! – просит женщина средних лет с рюкзаком, протягивая мне мобильник. – Я здесь одна, хоть на память сфотографируюсь! Я ведь в первый раз в крестном ходе!

– Я тоже, – признаюсь я, сделав снимок.

– И как вам? Мне очень понравилось, теперь хочу куда-нибудь дня на три выбраться! Здесь после московской суеты так хорошо!

Последние километры

Примерно через час головная колонна возобновляет движение, и следом двигаемся мы. В это время завершающие шеренги “ходоков” только-только подходят к месту привала.

После отдыха все расслабились, и идти уже сложнее. У кого-то из рук падает туристский коврик, кто-то роняет икону… Очень не хватает урн для мусора: выбрасывать пустые бутылки на обочины паломники стесняются и аккуратно складывают тару кучками возле стоящих на дороге волонтеров. Впрочем, кто-то все-таки с размаху бросает бутылку в овраг.

– Мам, смотри, там мусорят! – замечает наблюдательный ребенок за моей спиной.

– Это не настоящие паломники! – быстро нашлись родители. – Это туристы!

Наконец мы приближаемся к Сергиеву Посаду и видим с холма колокольню Лавры. Это зрелище всех воодушевляет, а паломники из Брянской епархии, собравшись с силами, дружным хором затягивают молитвы.

Ход встречают жители Сергиева Посада: подростки просто таращатся на паломников, женщины глядят умиленно и поздравляют с праздником, а старушки выходят на обочины с иконами. У местных мужчин подход более практический: они вытаскивают на дорогу шланги и устраивают всем желающим душ. Еще большим спросом пользуются городские колонки: у каждой собирается толпа паломников с бутылками. Некоторые особо гостеприимные посадские жители вывешивают на заборах возле колонок полотенца.

Когда крестный ход заворачивает на Благовещенское поле, дружные ряды паломников рассредоточиваются. Счастливые обладатели карты паломника и регистрации идут искать свои места в палаточном лагере, а тех, у кого карты нет, направляют к палатке волонтеров. Здесь можно получить место для собственной палатки на поле рядом с лагерем и, при желании, арендовать палатку.

– Есть палатки за 700 рублей, за 1000 и за 1300, – устало повторяет девушка-волонтер охрипшим голосом. Уставшие путники, окружив девушку, забрасывают ее вопросами.

– Это вон та небольшая палаточка – за 700 рублей?

– А что делать, если есть желание остановиться, но нет денег на палатку?

– Сейчас попробую что-нибудь придумать, подождите, – устало вздыхает девушка, глядя на пожилую паломницу.

Я иду дальше, мимо лагеря и полевой кухни – к большой сцене, где сейчас начнется молебен в честь окончания хода. Впрочем, на молебен уже не у всех остаются силы: участники шествия из Москвы и области потихоньку отступают в сторону Троице-Сергиевой Лавры. Одни, более стойкие, хотят приложиться к мощам Сергия Радонежского, пока в Лавре еще относительно свободно. Другие сразу направляются на вокзал.

На вокзальной платформе – знакомые фигуры: женщины в юбках, батюшки, мужчины с бородами в камуфляже или футболках с надписями “Мы русские, с нами Бог!”, казаки… Вся эта пестрая толпа утрамбовывается в электричку. В вагоне сидят женщины из Александрова с нарядных сарафанах и, рассматривая вновь прибывших пассажиров, флегматично рассуждают:

– Интересно, а крестный ход-то уже закончился?

– Пять часов по солнцепеку – интересно, как же это они шли?!

“Как-как, – думаю я, рассматривая свои темные от пыли спортивные сандалии. – Очень просто: ногами!”

Анна Макарова

Источник:

М24.ru”

Тамбовский новостной портал”

Анонсы
Все анонсы
Вконтакте
Twitter